Влад Шестаков

3 года. 

Диагноз: нейробластома забрюшинного пространства. Сверхсрочный сбор на лечение. 

Дорогие наши Ниточки, познакомьтесь с нашим новым подопечным малышом Владиком! 

Историю Влада рассказывает его мама Наталья:«В 2017 году в мае месяце моему малышу Владиславу поставили страшный диагноз — нейробластома  забрюшинного пространства 4 стадия, метастазы в лёгких. Началась борьба за жизнь. Лечились мы в городе Иркутске. Начали лечение, опухоль стала уменьшаться в размерах, после третьего блока химиотерапии была проведена операция. Удалили надпочечник, лимфоузел. После операции продолжили курс химиотерапии. Всего прошли семь курсов химиотерапии по протоколу NB2004. После седьмого курса химиотерапии улетели в Москву на имбиджи обследование. По результатам обследования у нас все было прекрасно, не обнаружено ни одного очага. Обследование делали в клинике Дмитрия Рогачева. Параллельно проходили полностью обследование в клинике имени Блохина, хотели убедиться, что все хорошо на 100 процентов с нашим малышом. Врачи говорили, что надо радоваться что все хорошо, но никаких гарантий, что не будет рецидива дать не могли. Дальнейшее лечение нам определили по месту жительства, т.е. в Иркутске. Мы вернулись домой, и начали поддерживающий курс циклофосфаном в детской областной больнице города Иркутска. Прошли 4 курса поддержки, лучевой терапии не было, пересадки костного мозга тоже не было. Протокольное лечение было закончено в апреле месяце. Но буквально через два месяца после продолжительного лечения случился рецидив в ретробульбарное пространство выходящее за пределы мозгового черепа; поражение костного мозга. На тот момент у нас уже не было папы. Папа погиб  в страшной автокатастрофе 20 января 2018 года. Младшего сына Диму забрала бабушка, а мы опять попали с Владиком в больницу. Опять началась химиотерапия. Мы должны были пройти 11 блоков противорецидивного лечения. Во время лечения я обращалась в клиники им. Блохина и Дмитрия Рогачева, чтобы нас взяли на лечение. Но пришли только отказы, что мест нет, обратитесь в другие медицинские центры. После 4 блока химиотерапии я вылетела с малышом в Москву на имбиджи обследование. И здесь у меня земля ушла из-под ног. Обследование показало, что скелет моего малыша практически весь поражен метастазами. Онколог Шаманская Т.В. сказала, что это не лечится, ничего нельзя сделать. Но я им не верила, даже нехотела слушать. Я не знала, что мне делать. Ничего не понимала, что происходит. Затем  врач-онколог Шаманская  предложила нам экспериментальное лечение в Санкт-Петербурге. Я согласна была на все, это наша последняя надежда была. Но увы, лечение опять не пошло. После второго блока RIST опухоль начала прогрессировать, как сказали врачи вышла из-под контроля. И снова земля ушла из-под ног. Я не знала что делать, как быть. Врачи сказали нужно срочно вылететь домой. Тогда я начала обращаться в зарубежные клиники через интернет. Но везде нам отказывали. У меня уже не оставалось никакой надежды. Но недавно положительный ответ дал госпиталь из Барселоны. Я начала обращаться в фонды. Очень много фондов уже отказали, мотивируют тем, что не работают с заграничными клиниками. Санкт-Петербург назначил нам паллиативное лечение, и мы улетели домой. Иркутск нас тоже больше не берёт на лечение. Я вас умоляю, помогите спасти моего сыночка. Сумму на лечение, что выставила клиника из Барселоны для нас неподъемна — 193 000 €. Состояние моего ребёночка с каждым днём ухудшается. Как ответила Барселона, это единственный способ спасти Владика. Они нам предложили иммунотерапию плюс химию и лучевую терапию. Нам без вас не справиться.

Мы очень надеемся на вашу помощь!»